?

Log in

No account? Create an account
Лобготт Пипзам
Я не старый, я винтажный...
Петровское и его обитатели (часть вторая) 
12-янв-2009 04:32 pm
Лобготт Пипзам

ПЕТРОВСКОЕ И ЕГО ОБИТАТЕЛИ
в воспоминаниях, анекдотах, мистификациях, стихах и картинках





ГУРКО

Леонтий Осипович Ромейко-Гурко (1783—1860) - из древнего белорусского дворянского рода. Служил в лейб-гвардии Семеновском полку. Участвовал в Отечественной войне 1812 года. За Бородино награжден орденом Святой Анны второй степени. Вышел в отставку в 1821 году в чине генерал-майора.

Будучи еще подпрапорщиком, Гурко “попал” в историю. Он стоял на часах у покоев императора Павла I в ночь его убийства, о чем упоминается в воспоминаниях М.И.Муравьева-Апостола.

А в связи с так называемой Семеновской историей 1820 года М.И.Муравьев-Апостол пишет: «В 1818 г. Леонтий Осипович Гурко однажды вел по Пречистенке из Хамовнических казарм наш батальон в манеж. Он нам заметил, что на нас сердятся за то, что у нас на учении солдат не бьют. - За что же было их бить, когда они знают свое дело и старательно его исполняют? Этот самый Гурко в начале войны 1812 г. сказал в обществе офицеров Семеновского полка: - Что до меня касается, мне решительно все равно, будет ли в России царствовать Наполеон I или Александр I. Князь Александр Сергеевич Голицын, прозванный "рыжим", жестоко напал за это на Гурко. Люди, подобные Гурко, за честь свою не стоят, у них ее нет. Дерзкая польская выходка не имела последствий. Когда полк пришел в манеж, людям, как водится, дали поправиться, затем учение началось, как всегда, ружейными приемами. Гурко заметил, что один солдат не скоро отвел руку от ружья, делая на караул, и приказал ему выйти перед батальоном, обнажить тесаки, спустить с провинившегося ремни от сумы и тесака.

Брат мой Сергей повысил шпагу, подошел к Гурко, сказал, что солдат, выведенный из фронта, числится в его роте, поведения беспримерного и никогда не был наказан. Гурко так потерялся, что стал объясняться с братом перед фронтом по-французски. И солдат не был наказан».

Упоминается Леонтий Осипович и в дневнике своего сослуживца Павла Сергеевича Пущина.




Варвара Дмитриевна Гурко (1793-1838) была дочерью Дмитрия Марковича Полторацкого, известного русского агронома, основателя многопольной системы земледелия. «Лучший из них (из двадцати двух - речь идет о детях Агафоклеи Александровны и Марка Федоровича Полторацких) и богатейший по жене был Дмитрий Маркович. Он был бесконечно добр» - так отзывается о нем Анна Петровна Керн (Маркова-Виноградская).

Мать Варвары Дмитриевны – Анна Петровна - известна тем, что унаследовала знаменитую библиотеку П.К.Хлебникова, которой Н.М.Карамзин пользовался при написании «Истории государства Российского».

Из письма Н.М.Муравьева матери от 8 ноября 1817 года (Муравьевы были дружны с Полторацкими): «Завтра я зван к Гурке, который именинник и живет на одном дворе с Дмитрием Марковичем, но особым домом». Его же письмо от 22 ноября 1817 года: «Я бы мог описать вам отчаяние Варвары Дмитриевны, ужасное смятение всего дому, но этого ничего не было. Варвара Дмитриевна снесла весьма хладнокровно следующее происшествие. Гурко упал с дрожек и ушиб себя довольно больно - так что у него нога болела с неделю».

В 1860 году, после смерти Леонтия Осиповича имение переходит к его единственному сыну, действительному статскому советнику Александру Леонтьевичу Ромейко-Гурко. С 1898 по 1903 год Александр Леонтьевич был управляющим Калужской губернской контрольной палатой и действительным членом губернского статистического комитета. В 1902-1903 гг. избирался Тарусским уездным предводителем дворянства.



БЕР

В 1908 году имение Петровское вместе с двумястами десятинами земли у разорившегося Гурко покупает В.В.Бер.

Владимир Владимирович Бер родился в 1872 году в Нижегородской губернии. В 1899 окончил отделение естественных наук физико-математического факультета Казанского университета с дипломом первой степени. Служил коллежским секретарем, коллежским ассесором. Избирался уездным предводителем дворянства Тарусского уезда. Возглавлял многие благотворительные общества, а именно Тарусский уездный комитет по делам о представлении отсрочки военнообязанным, Тарусское уездное отделения Комитета Ее Императорского Величества Великой Княжны Татьяны Николаевны по оказанию временной помощи пострадавшим от военных бедствий, Тарусское уездное попечительство по призрению семейств нижних чинов, призванных на воинскую службу, Тарусскую уездную комиссию Калужского губернского отделения Комитета Ее Императорского Величества Великой Княгини Александры Федоровны по оказанию благотворительной помощи семьям лиц, призванных на войну, Тарусскую уездную комиссию Калужского губернского отделения Комитета Ее Императорского Величества Великой Княжны Елизаветы Федоровны по оказанию благотворительной помощи семьям лиц, призванных на войну, Романовский комитет по призрению детей воинов, павших на поле брани.


В книге Т.А.Аксаковой-Сиверс «Семейная хроника» упоминается «печальная повесть» об увлечении Владимира Владимировича Бера барышней, гостившей в Жуково у Ртищевых. Но, если эта любовная история разрешилась благополучно, то конец другой трагичен. Дочь Бера, Ольга, будучи восемнадцатилетней барышней, влюбилась в конюха из соседней деревни, и, по преданию, была застрелена в усадебном доме братом, устыдившимся этой связи. Сам брат, тоже Владимир Владимирович, после революции трижды арестовывался, обвинялся в контрреволюционной деятельности. Расстрелян на Бутовском полигоне в 1938 году.


В воспоминаниях Т.А.Аксаковой-Сиверс читаем: «Вскоре по приезде, мы начали знакомиться с местными жителями и, в первую очередь, направились в Петровское к Бэрам. Тут я должна оговориться: знакомство с Бэрами нельзя считать «новым». С Владимиром Владимировичем я встретилась года два назад на дворянском балу в Калуге, во время кадрили он вспоминал, как ребенком бывал в Самаре у бабушки и дедушки Сивере. Марию Михайловну Бэр я не знала лично, но она была родной теткой Вовки Матвеева, а о Петровском, прекрасном имении на берегу Оки в 40 верстах от Калуги, я постоянно слышала от нашей воспитательницы Юлии Михайловны Гедда, сестра которой была замужем за одним из Ромейко-Гурко, владельцем Петровского. Бэры купили Петровское у разорившихся Гурко незадолго до 1914 г. Каменный двухэтажный дом, с ротондой и ампирными колоннами, они занимали сами, а все надворные постройки и даже садовые беседки сдавали под дачи москвичам, преимущественно поэтам и художникам, влюбленным в Тарусско-Алексинские края».

Одним из таких дачников был подзабытый сейчас поэт-символист Юргис Балтрушайтис, «ленивый и вечно сонный поэт».

P.S. Работы О.А.Кипренского позаимствованы с rulex.ru и www.nearyou.ru.




This page was loaded ноя 21 2019, 10:33 pm GMT.