Лобготт Пипзам (lobgott) wrote,
Лобготт Пипзам
lobgott

Categories:

Сухаревский рынок





        Своеобразную картину московской общественной жизни представляют доныне во многих местах сохранившияся празднества и «гулянья», а также «торги», приноровленные к какому-нибудь определенному дню. Известны воскресные торги на Сухаревской площади и Смоленском рынке. Смоленский торг не имеет характера веселаго сборища. Здесь серьезно и сосредоточенно торгуют дешевым и старым одеянием, старой обувью, мебелью, съестными припасами и материями. Праздной и более или менее состоятельной публики Смоленский рынок со своей грязной и тесной площадью не привлекает. Иное дело — Сухаревский торг. Вся громадная площадь вокруг Сухаревой башни заполняется густой толпой, сплошной массой заливающей проходы между ларями и прилавками. На Сухаревой торгуют всем, но специальность ея — старыя вещи и книги. Среди москвичей ходит масса преданий и слухов о всевозможных счастливых приобретениях на Сухаревой: действительно, в давния времена, когда среди букинистов и антиквариев не было правильнаго представления о ценах на древности и библиографическия редкости, приходилось за гроши покупать драгоценности, оцениваемыя десятками и сотнями рублей. Теперь счастливыя находки отошли в область преданий, букинисты вывозят на Сухаревку самый обычный хлам, но почти каждый интеллигентный москвич, интересующейся книгами, считает своей обязанностью попасть в воскресенье на Сухаревку, рыться в кипах старых книг и приобретать то, что совсем не нужно, но при случай может пригодиться. Находясь под гипнозом счастливых случайных приобретений на Сухаревке, полагая по традиции, что на Сухаревке все стоит крайне дешево, приобретает публика старыя вещи: подержанные граммофоны, балалайки, керосинки и бензиновыя кухни, олеографии и мебель, словом всякие предметы домашняго обихода. Торговые нравы на Сухаревке вполне соблюдают исконную русскую коммерческую традицию невозможнаго запроса и безконечных уступок. Опытный покупатель умеет заставить продавца сбавить 300-400% (Так в оригинале. Видимо, в 3-4 раза. — Л.П.) от первоначальной цены.
        Для неопытных и плохо осведомленных Сухаревка полна всяческих коварств. Здесь не зевают в изобилии разбросанные карманники. Надувательство вошло вплоть и кровь Сухаревских торговцев, не имеющих нужды заботиться о доброй славе своей фирмы. Наконец есть целая профессия жуликов, разсчитывающих на легковерие публики. К облюбованному простаку таинственно подступает оборванный субъект и, тревожно оглядываясь по сторонам, предлагает какую-нибудь драгоценность за крайне дешевую цену. При этом, скромно потупив глаза, замечает, что она — «ворованная-с!..»
        Мудрено не соблазниться выгодным предложением и получить, как после окажется, часы или кольцо фальшиваго золота...
        На Сухаревке функционирует масса профессий, дающих красочную картину московскаго быта. Встреченныя порознь оне мало заметны, но здесь, связанныя в одно целое, оне определяют целый бытовой уклад. Очень оригинальны продавцы готоваго платья в разнос. Обычно торгуют или брюками, или фуражками. Нагрузившись большой партией товара, ходячий «магазин готоваго платья» расхаживает по всей площади, захаживая в чайныя, пивныя и трактиры. Примерка, если она требуется, совершается тут же, где-нибудь в укромном уголке. Обращение с покупателем и продавцом самое непринужденное: для убедительности обругать покупателя, поставить ему на вид в крепких выражениях, как ничтожен он, не понимающий истинных качеств предлагаемаго товара — вполне можно.
        На Сухаревке, как и на всех удаленных от центра площадях, где наблюдается скопление беднаго люда, функционируют бродячие чинильщики сапог. Подозвав такого мастера, вооруженнаго всем требующимся инструментом и меланхолично бродящаго, заказчик садится на тумбу и снимает сапог. Мастер осматривает, начинается торг и, если достигнуто соглашение, тут же производится спешная чинка.
По Сухаревке в изобилии разгуливают торговцы съестными припасами — пирожками, блинами, всякими подозрительными сладостями. Кроме своего прямого дела они охотно занимаются азартными играми, отчасти представляющими примитивную форму рулетки, отчасти основанными на ловком фокусе. Московская рулетка устраивается так: деревянная доска делится на 5-10 нумерованных квадратиков. На квадратики делаются ставки, затем пускается кубарь. Выигрывает то поле, на котором остановился кубарь. Выигравший получает втрое против своей ставки, а все остальное идет в пользу хозяина рулетки. Другия простонародныя азартныя игры основаны исключительно на ловкости рук. Берется связанный в кольцо шнур: предприниматель быстро и хитро складывает его петлей. Игра идет на заклад, иногда на несколько рублей: если играющий поставит палец так, что попадет внутрь кольца — то он выигрывает; если кольцо сдергивается — он проиграл. Или быстро разбрасываются три карты: нужно угадать — которая из них фигура. Задача не трудная, но, благодаря каким-то ловким манёврам игроков, почти никогда не удается угадать верно.
        Обыкновенно организаторы таких игр держатся целой компанией. Один ведет игру, другие вмешиваются в публику, подогревают ее удачными фиктивными ставками, крупными выигрышами и всеми мерами способствуют видам играющаго. При приближении полиции рулетка моментально превращается в лоток с пирожками. Эти азартныя забавы практикуются и на Сухаревке, но особенное распространение получают на Вербном торге. Азарт сильно взвинчивает публику и нередки случаи проигрыша нескольких десятков рублей — очевидно всей получки, каким-нибудь рабочим или ремесленником.
        Сухаревский торг с годами не падает, но, наоборот, процветает. Особенную оживленность приобрел он за последние годы, с запрещением праздничной торговли, когда для лиц, занятых в будни, единственной возможностью совершать покупки стали воскресные торги. Есть в Москве и «толкучка» около Устьинскаго моста, но ея обороты не так значительны и, кроме того, товары ея крайне низкаго качества и соответственно низких цен. Тут торгуют старым, перешитым и перечиненным платьем, железным ломом и старьем и обслуживает толкучка самые низшие круги столичнаго населения.


Текст - из статьи Г.Василича "Улицы и люди современной Москвы" (1912 год), картинка - их книги П.В.Сытина "Сухарева башня (1692-1926). Народные легенды о башне, ее история, реставрация и современное состояние" (1926 год).


Tags: 1912 год, 1913 год, давыдов николай васильевич (г.василич), москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments