Лобготт Пипзам (lobgott) wrote,
Лобготт Пипзам
lobgott

Categories:

Америка, которую мы потеряли






          Описывая новый народ, который наиболее подходит к первобытному состоянию, должно иметь в виду не одно удовольствие читателей, но пользу могущую произойти от точности наблюдений. Следуя сему правилу я предлагаю здесь все, что мне о том узнать и самому видеть случилось.
          У всех диких народов женщины более рабы, нежели подруги мущин; здесь же напротив имеют оне великую власть, и даже не мужья жен, но жены выбирают себе мужей. Повествуют о подобном сему обыкновении у жителей Марианских островов; но там мущины, говорят, уродливы; а здесь муской пол очевидно превосходнее женскаго. При всем однакож кажущемся владычестве женщин, не допускают их в заседания, когда разсуждают о делах общественных, и даже за обедом не бывают вместе с мущинами. У Колюжей напротив женщины почти как дворовой скот, употребляются во все тяжкия работы, но учавствуют в советованиях о важных делах. Как согласить такия противности! Любовь между мужеским и женским полом начинается здесь весьма рано: девочьки десяти или одиннатцати лет оказывают уже оную к мальчикам таковаж возраста. От сего происходит, что сохранение девственной до брака чистоты есть вещь почти неслыханная в здешнем краю. Может быть рыба, почти единственная пища Островитян, способствует возрастать склонностям и ускоряет действие природы. Сверх сего отцы и матери не только не воздерживают дочерей своих от сего разврата, но даже поощряют их к тому и примером своим и наставлениями. Мудрено ли, что первейшая женская добродетель, целомудрие, здесь вовся неизвестна? Женщины здешния, напротив, полагают все свое тщеславие в том, что бы понравиться большему числу мущин. Кажется, как будто оне поставляют пороком сделать отказ какомуб то нибыло волоките, хотя бы старику, ни мало не стыдятся открывать одна другой всех своих любовников, и даже хвастаются тем. От сего между женщинами бывает превеликая зависть: мужья же редко ревнуют к женам. Однако был здесь жестокой тому пример: жена одного Начальника полюбила Рускаго, за что муж отрезал у ней нос, сказав: теперь ни кто тебя не полюбит. Чрез несколько времени, женщина эта нашед удобный случай, отрезала мужу тайный уд, примолвив: теперь, естьли кто тебя и полюбит, то тебе не будет уже в том пользы. Правда, таковые примеры здесь весьма редки, и, хотя случается иногда видеть женщин без носа, однако смело утверждать можно, что худая болезнь тому причиною, а не муж отрезал за частыя неверности.
          Противных примеров гораздо более. В доказательство равнодушия в сем случае Коняг, приведу один их обычай. Некоторые женщины имеют по два мужа: перьвый есть настоящий, выбирающий другаго с согласия жены. Сей в то же время делается и прислужником, то есть носит воду, дрова и другия разныя работы отправляет. Он может спать с женою в отсутствие только настоящаго мужа, по возвращении же его лишается сего права. Таковых мужей Руские называют половинщиками.
          Разврат и неистовство сладострастия простираются в сем полудиком народе еще далее; здесь есть мущины с вышитыми бородами, отправляющие единственно женския работы, живущие всегда с женщинами и подобно им имеющие у себя мужей иногда и по два. Таковых называют Ахнучиками. Люди сии не токмо не в презрении; но напротив того, в селениях их слушаются и они бывают колдунами. Коняга, имеющий вместо жены Ахнучика, считается даже счастливым. Отец или мать назначает сына в Ахнучики с самаго еще ребячества, естьли он покажется им похожим на девочку. Иногда отец или мать, загадывают наперед, что у них родится дочь, и естьли в предположении своем обманутся, то сына делают Ахнучиком. Сверьх сего Коняги женятся иногда на матерях своих, хотя подобные примеры весьма редки и неодобряются даже и самими Островитянами. Говорится пословица: что город то норов, что деревня то обычай. У всех почти здешних женщин есть весьма странное обыкновение: когда кто станет им объясняться в любви, то оне делают множество притворных кривляний, сопротивлений, начинают плакать и хохотать. Естьли кто, не зная обычая их, примет то за знак не согласия, и отступится от ней, то она раскажет об нем как о безчестном человеке, с коим после ни одна женщина не захочет быть знакома.
          Прежде Островитяне предлагали жен и дочерей своих тем из Руских, кого захотят угостить; и ныне предлагают еще, особливо последних, за небольшие подарки. Нет кажется ничего, чем бы Коняга не пожертвовал для своей выгоды; всякая красавица делается чувствительною за несколько табаку, бисеру, краснаго стамеду, или иныя безделицы; за таковыя же мать и муж соглашаются отдавать и дочь и жену.
          Мудрено решительно сказать, любят ли Островитяне родных своих или нет: последнее кажется ближе к истинне. Бывали примеры мщения за них, но сии перечесть можно и между прочими, один был весьма странный: медведь съел девку, два родные брата ея положили мстить за то медведям, и всех их бить, пока в желудке котораго нибудь из них не найдут пронизок, висевших у сестры в ушах, или другой верной приметы. Оба были славные промышленики, перебили на Кадьяке много медведей, переехали на полуостров Аляску, и там в одном, сказывают, нашли точно такия вещи, какия были на их сестре. Конечно мудрено, чтоб медведь, съевший девку на Кадьяке, очутился на Аляске; ибо сии две земли разделяются проливом в сорок верст; но могло случиться, что там какая нибудь нещастная в подобном уборе, потерпела таковой же жребий. Я не отвергаю справедливости сего предания, но оное есть почти единственное, показующее пример любви Островитян к родным своим. Противных же тому примеров можно много сыскать, часто сироты, оставленные по смерти на попечение другаго брата, или иной ближней родни, живут без всякяго призрения; их не одевают, и кормят, как собак, костями; когда же они подрастут, тогда продают их в невольники.
          Коняги любят более жен своих нежели детей. Когда последних отдают в тали (Аманаты), то и не думают об них, говоря, что других наживут; естьли же возмут у них жену (что прежде случалось), то платят за нее большой выкуп.
          Сын Начальника Угалахмютов, содержался у Руских в талях: когда Отец приехал в новую гавань, велели позвать ребенка: я был свидетелем сего свидания их после тре летней разлуки. Угалахмют не взглянул даже на сына и сохранил обыкновенное свое равнодушие. Мне случилось также быть при свидании мужа с женою; но сии обрадовались друг другу и бросились обниматься.
          Состояние бедных везде тягостно, а между дикими оное еще хуже, нежели между просвещенными народами. Может быть спросят: кто у диких богат, и кто беден? тот богат у них, кто имеет байдарку. Таковаго Руские и поныне еще называют почетным, ибо Коняга, хозяин байдарки, имеет всегда пропитание: он достает зверя, за котораго хотя весьма не много, но все что нибудь получает от компании; между тем как товарищ его, вместе с ним разъезжающий и равно трудящийся, может почестся весьма счастливым, естьли сыт и сколько нибудь одет.



Некоторые пояснения:

Компания — Российско-американская компания (торговое объединение, созданное в 1799 году для освоения Русской Америки).
Аманат, таль — заложник. Давыдов: «Где только компания заведет новое селение, или крепостцу, всегда берет у жителей того места Аманатов, которые и служат залогом верности. В Аманаты выбирают обыкновенно детей начальников и людей имеющих доверенность народа, по уму или предприимчивости. Детей сих отвозят на Кадьяк, как в столицу компанейских заведений и безопаснейшее место для Руских, которые столько уже времени обзавелись здесь и приучили жителей к терпеливому повиновению».
Стамед — разновидность шерстяной ткани.
Пронизь — бусина, стеклярус, просверленный камушек; нить с этими украшениями.
Вышитая борода — Давыдов: «Щегольство их [островитянок] состоит еще в вышивании себе бород: для сего намазывают нитку сажею, смешенною с некоторым черным составом, и посредством иголки протягивают сию нитку позакожью, делая таким образом на бороде черный рисунок, который остается на всю жизнь, так что украшения сего ни чем уже свесть не льзя. Иные вышивают еще по две черты, идущия от ушей к бороде».



Из книги: "Двукратное путешествие в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова, писанное сим последним. Часть вторая". С.Петербург, 1812 год.

Tags: 1803 год, давыдов гавриил иванович
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments