Лобготт Пипзам (lobgott) wrote,
Лобготт Пипзам
lobgott

Categories:

Усадьба Степановское






        Усадьба Степановское (Павлищево, Павлищев Бор) известна со второй половины XVIII века. Построена она была одним из наследников бояр Степановых на принадлежащих им землях.
        Наиболее известен из этого рода Платон Викторович Степанов (1798—1872), бывший в 1839-1842 годах архангельским гражданским губернатором. Родился он в семье калужского помещика Виктора Степановича Степанова и его жены Ульяны Васильевны. Участник русско-турецкой войны 1828-1829 годов. Кавалер орденов Святого Георгия 4-ого класса, Святой Анны 2-ой степени, Святого Владимира 4-ой степени с бантом; награжден серебряной медалью 1828 года, золотой шпагой с надписью «За храбрость», Польским знаком отличия за военные достоинства 3-ей степени.
        Последняя владелица усадьбы - его дочь Елизавета Павловна Степанова (по первому мужу Шлиттер, по второму - Ярошенко). Сохранились письма Е.П.Шлиттер, написанные в 1875 году и адресованные Василию Александровичу Ярошенко, будущему мужу и брату известного художника (на их основе г-н О.Н.Любченко написал двадцать восемь страниц текста под названием "История старомодной любви"). Сама Елизавета Павловна называла себя в это время экзальтированной идеалисткой, требовавшей от жизни всего абсолютного.

       
Елизавета Павловна Ярошенко (картины Н.А.Ярошенко)


        Есть записи воспоминаний Марии Степановны Заболоцкой, сделанные её мужем, Максимилианом Волошиным.
        "Степановское было дачное имение Калужской губернии. Там была масса цветов. На цветники тратили по 12-15 тысяч в год. Елисавета Платоновна привозила садовников из Италии, Франции... Там было много детей. Я была воспитанница Ярошенок. Собственно, богата была Елисавета Платоновна. ...Они были не дворяне, а бояре. Все было энглизировано. За каждым ребенком стоял за столом ливрейный лакей. Против дома был цветник. И все обнесено высокой стеной. По звонку спускались все в гостиную. И там ждали. Потом дворецкий докладывал Елисавете Платоновне, что "кушать подано", и все переходили в столовую. Столовая была большая, двухсветная.


Н.А.Ярошенко. Портрет Василия Александровича Ярошенко


        В Степановском были удивительные комнаты. Столовая очень светлая желто-золотистая. Большие окна, и сверху еще ряд светлых окон. Окна выходили на широкий луг. Подъезд к дому занят японским газоном. Висели большие картины в золоченых рамках, несколько картин Ярошенко ("Извержение Везувия") и еще одна картина - старинная: "Аввакум приносит в жертву Исаака". Потом шла гостиная. Там были тяжелые портьеры. Она почти всегда была темная. Потом малая светлая гостиная. Потом почти пустая комната, где была стена, выкрашенная масляной краской. Там висел рисунок "Танцующие женщины Помпейские". И еще другая такая же - библиотека. Подоконники были мраморные, разных цветов - розовые, зеленые. А над этим комнатами - наверху - была комната Елисаветы Платоновны. Кушетка, на которой она жила, была совсем пустая. Потом химический кабинет Василия Александровича из двух комнат: одна очень большая, заставленная химической посудой, и другая, совсем маленькая. А потом к крылам здания шли комнаты детей и моя комната. Еще для гостей был флигель. Сад спускался террасами к реке. Там на воде стоял домик "Арсенал", где хранились лодки, водные лыжи, гоночные лодки и т. д. Вдоль реки шла липовая аллея, а потом ее пересекала кленовая, светлая, лучистая. А дальше начинался фруктовый сад. В нижней части были гроты, подземелья, пещеры. Там было жутко. Я и не везде там была".


Н.А.Ярошенко. Извержение вулкана. 1898 год


        И ещё:
        "А вся молодежь была - будущие террористы. Боря Савинков... Он, входя в столовую, подавал демонстративно всем лакеям руку. Это очень шокировало Е.П.Ярошенко. Мы, дети, его обожали и слушались во всем. Он был тогда вегетарианцем. И говорил нам: "Как Вы будете есть этих Павок, Машек, с которыми Вы играете?" И мы его так боялись, что за обедом умудрялись не есть мяса, а заворачивать в салфетки и уносить, несмотря на наблюдение гувернанток и лакеев.
        Маруся Беневская. Ее отец был Иркутский генерал-губернатор. Она была очаровательна. Высокая, красивая. Ее страшно баловали. У нее была собственная карета. Внутри белая атласная. Она ушла в террор под влиянием Бориса. Когда она разряжала бомбу, она разорвалась. У нее оторвало левую руку и правую грудь. У нее хватило мужества уничтожить все документы, свернуть кровавые лохмотья. После ее и нашли по ним. Она долго бродила по окраинам Москвы. Утром пришла в больницу. Ее приняли, перевязали, но через 2 дня доктор ей сказал: "Вас сегодня арестуют". Ее мать, узнавши, тут же застрелилась. А когда приехал отец ее опознавать, она от него отреклась, сказала: "Я не знаю этого человека". Ее сослали на каторгу, освободила ее только революция. На каторге она вышла замуж за матроса-потемкинца. Теперь она живет в деревне под Одессой, как крестьянка".


Н.А.Ярошенко. Курсистка. 1883 год


        В 1919 году из Степановского в Калужский художественный музей поступили хранившиеся в усадьбе девять работ Н.А.Ярошенко (в том числе и знаменитая "Курсистка") и ещё несколько картин голландской и итальянской школ.





























































































        После революции в усадьбе размещались дом отдыха, пионерский лагерь, детский дом, санаторий, туберкулезный диспансер. Здесь был лагерь польских военнопленных "Павлищев Бор".





Работы Н.А.Ярошенко и чёрно-белые фотографии честно украдены с сайта Калужского областного художественного музея.


Tags: калужская область, павлищев бор, савинков борис викторович, степановское, ярошенко (степанова) елизавета павловна, ярошенко василий александрович, ярошенко николай александрович
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →