Лобготт Пипзам (lobgott) wrote,
Лобготт Пипзам
lobgott

Из записных книжек Ильи Ильфа


Нет такого обидного слова, которое не давалось бы в фамилию человеком.

— Врешь.
— Нет, не вру. Ошибаюсь.

Не горит ли ваше имущество, когда вы в театре?

Вас я помню, а стихи забыл.

«Бежевые туфли и такого же цвета лиловые чулки».

Нельзя быть таким элегантным. Надо спокойнее относиться к красоте.

В Пятигорске нас явно обманывают и прячут куда-то местные красоты.

Вопль: «Есть здесь что нибудь не имени?»

Низкий, страстный голос унитаза.

Наряду с недочетами есть и ответственные работники.

Циничная погода.

Поедем в город, там хорошо, коммунальные услуги.

Полк на параде и впереди командир на извозчике.

Я пришел к вам, как мужчина к мужчине.

Пешая статуя.

Гигиенишвили.

Боязнь подхалимажа дошла до такой степени, что с начальством были просто грубы.

Я пришел к вам как юридическое лицо к юридическому лицу.

Ко мне хорошо относятся крестьяне обоего пола.

Что вы испытываете, ковыряя в носу? Наслаждение или тоску?

— Прошлое?
— Нет. Предыдущее.

Порвал с сословием мужчин и прошу считать меня женщиной.

В марте в саду растут розги.

Кот идиот. Когда ни откроешь дверь, он обязательно влезет в квартиру. И ничего за три года не нашел, а лезет.

Это был такой город, что в нем стояла конная статуя профессора Тимирязева.

Толкайте меня уже, толкайте.

На плече — порнографическая хризантема.

Отдаться мало!

Долго и душисто он отрыгивался шашлыком.

Дьяволы и бесы ремонта.

Почему я должен уважать бабушку? Она меня даже не родила.

Что вы орете, как белый медведь в теплую погоду?

Опасно ласкать рукой радиаторы парового отопления — они всегда покрыты пылью.

Человек с перламутровым носом.

Фирма «Шариков и Подшипников».

Торопитесь, через полчаса вашей даме будет сто лет.

Сам себе писал множество писем, чтобы досадить почтальону.

В моде были кожаные бутылочки на ногах.

Глупость хлынула водопадом.

Две американки приехали в Россию, чтобы узнать секрет приготовления самогона.

Выдвиженщина.

Выгнали за половое влечение.

Подлейший из ангелов.

Не гордитесь тем, что вы поете. При социализме все будут петь.

Он за советскую власть, а жалуется он просто потому, что ему вообще не нравится наша солнечная система.

Я не художник слова. Я начальник.

Он не знал нюансов языка и говорил сразу: «О, я хотел бы видеть вас голой».

Нездоровая тяга к культуре.

…Ей четыре года, но она говорит, что ей два. Редкое кокетство.

Лису он нарисовал так, что ясно было видно — моделью ему служила горжетка жены.

«Жена уехала на дачу! Ура, ура!»

Сторож при морге говорил: «Вы мертвых не бойтесь. Они вам ничего не сделают. Вы бойтесь живых».

«Надо портить себе удовольствие, — говорил старый ребе. — Нельзя жить так хорошо».

— Кому вы это говорите? Мне, прожившему большую неинтересную жизнь?

Книга высшей математики начинается словами: «Мы знаем…»

Пусть комар поет над этой могилой.

А это, товарищи, скульптура, называющаяся «Половая зрелость». Художественного значения не представляет.

Худые и голодные, как молодые черти.

Докладчик: «На сегодняшнее число мы имеем в Германии фашизм». Голос с места: «Да это не мы имеем фашизм! Это они имеют фашизм! Мы имеем на сегодняшнее число советскую власть».

Достаточно войти в магазин игрушек, чтобы понять, что люди, изготовляющие эти игрушки, ненавидят детей.

Ноги грязные и розовые, как молодая картошка.

Жить на такой планете — только терять время.

Любовь к этим словам неистребима. Глубоко, на дюйм врезаны они в кору деревьев.

Сквозь лужи Большой Ордынки, подымая громадный бурун, ехал на велосипеде человек в тулупе. Все дворники весело кричали ему вслед и махали метлами. Это был праздник весны.


Забудьте о плохом, помните обо мне только хорошее.


Tags: ильф (файнзильберг) илья арнольдович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments