Лобготт Пипзам (lobgott) wrote,
Лобготт Пипзам
lobgott

Category:

Чумила








        Если вы когда нибудь пройдете по Щербакову переулку, то наверное заметите фигуры фланирующих незнакомцев. Они расхаживают по одиночке, точно поджидая кого-то. Иногда они заходят в чайную "Десятка". Эта чайная находится в доме 10 и потому называется десяткой. Иногда скрываются в другия чайныя. Щербаков переулок — типичная улица для трущобнаго Петрограда. Узенький переулок, заселенный главным образом татарами-маклаками. Среди последних не мало сбытчиков краденаго.
        Одиноко фланирующие пешеходы — продавцы кокаина. Главные из них "Абрашка Вольман", опустившийся на дно потомственный дворянин Рахманинов, бывший чиновник Касьянов. Когда-то славился бывший студент Володя Волков. Не так давно он убит другим продавцем кокаина в номере Караванной гостиницы. Чего-то они не поделили и два удара кинжалом на смерть поразили Володю. Володя славился уменьем подделывать рецепты для получения яда из аптек. Он сам нюхал кокаин и ему все равно оставалось недолго жить.
        Тут же бывает Локотников. Он родился в богатой купеческой семье, но кокаин заставил его родных отречься от него.
        Главный центр продажи и купли яда — чайная "Десятка". Когда-то она принадлежала хозяину, считавшему себя анархистом. Его застрелили экспроприаторы, которых он выдал.
        Зачастую в этой чайной можно видеть и "чистых" посетителей, в изящных френчах, в модных костюмах. Они тоже потребители кокаина.

* * *

        Помимо Щербакова пер., в Петрограде имеется целый ряд тайных квартир-притонов, где собираются кокаинисты на свои оргии. За вход нужно заплатить не менее 25 руб. Собираются компании молодежи, мужчины и женщины, и все сообща "занюхиваются". Яд создает временный подъем нервов, а затем жертвы его лежат в обморочном состоянии, пока не сделают новую понюшку. Сохраняется строгая конспирация и попасть туда можно только по паролю. В квартиры собираются не только подонки Невскаго проспекта, там бывают и люди общества, и артисты.
        Среди кокаинистов ходит легенда, что премьер-министр первых дней революционной республики А. Ф. Керенский также состоял в адептах кокаинизма. Не отсюда ли его безволие и безалаберность?
        В артистических кружках, особенно среди актрис легкаго жанра, сильно развит кокаинизм. Мало кому известно, что гремевший в свое время артист Малаго театра Анчаров-Эльстон, первый красавец среди драматических любовников, умер из-за кокаина. Кокаин отравляет мозг и все его потребители — кандидаты в сумасшедший дом. Превосходная артистка г-жа Линская-Неметти также употребляла кокаин и обрела преждевременную смерть.

* * *

        Кокаинисты без яда чувствуют сильное угнетение, боятся одиночества. Им кажется, что за ними следят, что жизнь их в опасности, что на них готовят нападение, пытаются их избить. По ночам они не могут уснуть, а когда забываются от усталости, то спят тревожно. Алкоголик может по нескольку дней не видать вина, но кокаинисты не могут жить без понюшки даже одних суток. Все они бледны, худеют. У них какия-то синия лица.
        Существует ряд меблированных комнат на Пушкинской и на Николаевской улицах, где специально ютятся кокаинисты и где днем и ночью можно достать этот яд.
Но продавцы кокаина — часто наглые мошенники. Они торгуют смесью настоящего кокаина с порошком буры, мела и т. п.
        — Эх, бывало вначале продавали Мерковский кокаин. Вот — это был кокаин. Или из аптеки у Аларчина моста!..
        Мерк — аптекарский ученик, ухитрявшийся снабжать петроградских поклонников кокаина в начале войны порошком. Он действовал без обмана. Цена на все была дешевле, и понюшка обходилась в два-три рубля.
        Сейчас нюхальщики, особенно женщины, буквально раздеваются до последней рубашки, чтобы достать яда. Приходилось видеть бывших кафе-шантанных артистов, дошедших до нищеты. Одна демимонденка "графиня Татищева", сейчас нищенствует около Николаевскаго вокзала. Ея хорошенькая белокурая головка поблекла. Прекрасные глаза, точно черные агаты, потускнели, у нея пропал голос. А все — страшный яд.

* * *

        Полиция стараго режима мало преследовала потребителей и продавцев кокаина. После революции несколько человек молодежи из студентов, образовавшие летучий отряд розыска, по своей инициативе начали преследование владельцев квартир, где происходят сборища кокаинистов. Молодежь, которую увлекала игра в Нат-Пинкертонов, сделала ряд открытий из нравов и быта кокаинистов. Продавцы уверяли, что кое-кто из полицейских агентов обложил их громадными данями под угрозой преследования. Рахманинов уверял, что он чуть ли не ежемесячно уплачивал служившему в сыскной полиции и уволенному оттуда после революции агенту до 7.000 руб. в месяц. Сам агент в конце концов также увлекся кокаинизмом и чуть не стал жертвой этого яда. Юные Пинкертоны после переворота должны были отойти в сторону и сейчас за кокаинистами не имеется никакого надзора.
        "Чумила" открыто продается в кафэ Невскаго и на др. улицах. Зачумленные люди бродят по панелям. На углу Лиговки и Невскаго каждый вечер молоденькия девушки, хвастая друг перед дружкой, на глазах прохожих занюхиваются ядом. Характерно, что кокаинисты обожают жизнь, которую сами себе укорачивают. Не было случая самоубийств среди этих несчастных.

* * *

        Герои современных разбоев, наши доморощенные Фра-Дьяволо, налетчики, разъезжающие в черных автомобилях и осуществляющие чуть ли не ежедневно принцип "грабь награбленное", в большинстве — кокаинисты.
        Недавно был растерзан толпой когда-то блестящий красавец-офицер, уроженец прекрасной Грузии, Замфиров. Он — бывший императорский стрелок. Во время революции Замфиров познакомился в кафэ с тремя лихими дезертирами. Жажда жизни, желание широко пожить, кутежи и их веселыя спутницы-женщины увлекли эту компанию на путь грабежей. Все грабежи совершались ими после того, как они употребляли кокаин.
        Еще недавно была ликвидирована большая шайка налетчиков в 17 человек. Большинство из них оказались кокаинистами и болели "дурной болезнью".
        — Нам терять нечего! — говорили такие разбойники, — пускай разстреливают, Все равно мы — люди потерянные.
        Кокаин покорил улицу. И вот где нужна просветительная работа, чтобы спасти молодежь. Попадаются кокаинисты даже среди малолетних. Яд проникает всюду. Он не щадит дворцов, не щадит и подвалов. Отравители наживают колоссальныя суммы, а их жертвы отдают за понюшку в 5 грамм позорныя и награбленныя деньги.
        Что-ж, — деньги запаха не имеют...

А. Покровский.


Опубликовано в "Синем журнале" летом 1918 года (орфография сохранена).


Tags: 1918 год, санкт-петербург
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →