?

Log in

No account? Create an account
Лобготт Пипзам
Я не старый, я винтажный...
Книжные знаки Сергея Грузенберга 
9-июн-2010 01:16 pm
Лобготт Пипзам





        Исполнивший целый ряд художественных книжных знаков Сергей Николаевич Грузенберг родился в Тифлисе в 1888 году и по окончании гимназии поступил на архитектурное отделение Политехникума в Мюнхене, по окончании которого переезжает в Петербург и работает как архитектор у Гингера, Фомина, Рославлева и др., а с 1912 г. состоит архитектором Этнографического музея Академии Наук, где, между прочим, реставрирует Петровскую кунсткамеру. С 1908 г. С.Н.Грузенберг сотрудничает в журнале «Сатирикон», а с 1913 г. выставляет свои рисунки на выставках «Мира искусства». Среди этих работ особенно обратили на себя внимание его иллюстрации к «1001 ночи». Чрезвычайно интересны, к сожалению, оставшиеся не изданными, его рисунки к эротическим стихотворениям Верлэна, а также к лицейским стихотворениям А.С.Пушкина, исполненные по заказу П.Е.Рейнбота.
        Плодом работы С.Н.Грузенберга в отделе охраны памятников искусства и старины являются: «Альбом кладбищ» и «Альбом домовых церквей». В 1919-1920 г. С.Н.Грузенберг был профессором архитектуры в Екатеринославском Политехникуме.





        Исполненные С.Н.Грузенбергом книжные знаки отличаются декоративностью, большим художественным вкусом, фантазией и имеют самодовлеющее значение как книжные украшения, — это красивые и изящные виньетки, чрезвычайно разнообразные по своему содержанию. Во многих из них ясно подчеркнут характер библиотеки или профессия владельца знака, и все они имеют одно общее достоинство, заключающееся в безупречно правильном рисунке, имеющем красивые, тонкие и отчетливые линии, в которых есть какая-то восточная узорность и вместе с тем большая выразительность. Из всех исполненных С.Н.Грузенбергом книжных знаков только один — Георгия Петри — является несколько слабым но рисунку, но этот знак — первый по времени и относится к 1908 году, т.-е. к тому времени, когда художник только что начинал работать. Некоторые книжные знаки исполнены были С.Н.Грузенбергом по особым специальным заказам. Так, живший в Кельне доктор Апфель, познакомившись с рисунками С.Н.Грузенбсрга, вышедшими за границей в 1910 году в количестве 40 экземпляров, прислал ему в Мюнхен заказ — нарисовать для него Ex-libris, на котором были бы изображены четверо его маленьких детей и родословное дерево. Нельзя не признать, что художник чрезвычайно удачно выполнил эту задачу, изобразив яблоню (Apfelbaum) и под нею — четверых маленьких танцующих детей: по технике это тонкий и изящный знак.
        Также чрезвычайно удачен Ex-libris, исполненный по заказу ювелира и коллекционера книжных знаков Ludwig Rehn'a (Landau i. d. Pfalz.) на нем изображена дама в костюме Возрождения, смотрящаяся в зеркало, мальчик в восточном костюме подносит ей кучу драгоценностей.
        Особенно интересны архитектурные знаки, рисованные С.Н.Грузенбергом, и знаки с античными сюжетами. В первых из них, несмотря на маленькие размеры, удивительно красиво и сильно выражено чувство внушительных архитектурных масс, с глубоким пониманием духа архитектуры каждой изображенной им эпохи. К числу этих знаков относятся: книжный знак самого художника, Otto Rieger'a, Гингера и архитектора Коренева в Шадринске. Чрезвычайно характерен последний, с моделью иезуитской церкви и красивым картушем с фигурой ангела внизу.
        К числу знаков с античными сюжетами относятся: изящный, как тонкое кружево, знак Клячко, Марии Ясной, с фигурой фавна, сидящего на книге и играющего на панфлейте, Самуила Вишняка, Александра Балагина с фигурами сатира и нимфы, лежащих на книге.
        Особенно интересен знак Михаила Николаева со сложным сюжетом, взятым из жизни Аристотеля, находившегося, как известно, под большим влиянием своей рабыни. На этом знаке рабыня изображена сидящей на спине Аристотеля, который стоит на четвереньках, два философа смеются, смотря на эту сцену. Несмотря на чрезвычайно мелкие фигурки, безупречно анатомически нарисованные, вся сценка исполнена очень тонко, изящно и красиво.
        Во всех книжных знаках С.Н.Грузенберга бесспорно виден подлинный графический талант художника, занимающего у нас по характеру работ место около имен: Бакста, Лансере и Митрохина.
        С.Н.Грузенберг, несомненно, обладает всеми данными для превосходного книжного иллюстратора: у него отчетливый безукоризненный рисунок, дар декоративности, юмора, фантазии и художественного вкуса. Исполненные им книжные знаки бесспорно декоративны, красивы, изящны и могут действительно украшать книгу.

В.Адарюков.






1908 год. Георгий Петри. Петербург.




1909 год. Отто Ригер, архитектор. Мюнхен.




1910 год. Александр Балагин. Москва.




1910 год. Проф. Д.Н.Овсянико-Куликовский. Петербург.




1910 год. С.Г.Гингер, архитектор. Петербург.




1910 год. М.Я.Ясная. Москва.




1910 год. А.С.Дрезнин. Москва.




1911 год. Доктор В.Апфель. Кельн.




1911 год. Людвиг Рен, ювелир. Ландау, Пфальц.




1913 год. Архитектор К.Коренев. Шадринск.




1913 год. С.Н.Грузенберг, архитектор. Петербург.




1913 год. В.Клячко. Москва.




1918 год. Александр Левигурович. Москва.




1919 год. С.Н.Грузенберг, архитектор. Екатеринослав.




1920 год. М.В.Николаев. Москва.




1921 год. С.Марголин. Москва.




1922 год. Маруся Грузенберг. Москва.




1922. Проект книжного знака.




1922 год. О.Ф.Аренская. Москва.




1922 год. С.Вишняк, инженер. Москва.




1922 год. Григорий Кепинов, скульптор. Москва.



Книжка издана в Москве в 1924 году (текст сокращён).


Комментарии 
16-июн-2010 06:07 am
Какая хорошая сложная графика!!!
Прямо в стиле "Мира Искусств" многие:):)
Спасибо:)
16-июн-2010 06:54 am
Всегда пожалуйста.
This page was loaded ноя 18 2018, 12:35 pm GMT.