Лобготт Пипзам (lobgott) wrote,
Лобготт Пипзам
lobgott

"Петербург" Гиляровского






                1.
Мчатся тучи. Вьются бесы,
Зыбь болот. Туман белесый.

                2.
Леса. Нева. Туман. Болото.
— "Здесь будет город заложен."
И погнала за ротой рота
Мужей, оторванных от жен.

                3.
Из Украйны, с Волги, с Дона,
        От Урала до Двины...
Сколько воплей, сколько стона...
        В руки заступы даны...
Там по грудь в воде работа:
        Рой каналы, осушай.
Переполнились болота
        Гиблым людом через край.

                4.
А там сирот голодных горе,
        Там нет надежды матерям...
— "Все флаги будут в гости к нам
        И запируем на просторе".

                5.
Блеск. Салюты. Ликованья.
Шпиль горит. Сияют зданья.
Ниже, в топи, без гробов
Тьмы погубленных рабов
Без имен, без поминанья...
        А над ними гром победный,
        Всадник скачущий — конь медный.

                6.
Поднялись погибших тени,
Смелых вызвали бойцов.
Грозный оклик:
                — На колени!
        И не стало удальцов.
Те в снегах Сибири дальней
Камень-золото долбят,
Доживая век печальный...
        Эти — пятеро — висят...

Снова тихо. Снова взрывы.
Снова пятеро бойцов...
Флаги пестрые красивы
Над громадами дворцов.
Собрались, ликуя, гости,
Чередуются "ура"...
А внизу все — кости, кости
Жертв строителя Петра.

                7.
Над дворцами вьются бесы...
Не светла ночь, не темна —
Сквозь тумана слой белесый
Жаба-крепость прет со дна.

                8.
Мчатся ряды поколений,
Люд и слепой и голодный...
Слышат болотные тени,
Слышат сквозь камень холодный,
Слышат сквозь гул ликованья
Радостей праздничной неги,
Слышат и стон и рыданья
С Лены, с Урала, с Онеги.
Трубы победные громки,
Выстрелы грозные метки...
Гибнут за что-то потомки,
Как погибали их предки.

                9.
Брошены русские стяги,
Едут заморские гости,
Все иноземные флаги,
Все неотпетые кости.
Те же пиры, как и были,
Те же почетные встречи...
        Вздыбило облако пыли —
        Смерч налетел издалече.

                10.
Мчатся тучи. Вьются бесы,
Слышны клики удальцов...
И открыл туман белесый
Флаги пестрые дворцов.

                11.
Дети Волги, Дона, Лены
И Урала и Двины,
Все в казарменные стены
        Под ружье водворены.
Собрались они не в гости,
Им на страшен пушей гром —
Здесь их предков горьких кости
        В землю брошены Петром.

                12.
Преступления открыты,
Тени хлынули в народ,
Все, что там, в трясине, скрыто,
Грозным призраком встает.

                13.
О Петр! Ты знал, чего ты волишь:
— "Все флаги в гости будут к нам!"
Не знал ты флага одного лишь —
То красный флаг, — война дворцам!

                14.
Бесы тучей налетали,
Тени-мстители вставали,
Речи тайные шептали.
А народ, голодный, дикий...
        Если б знал ты, Петр Великий!

                15.
Кадры действующих армий
Обовшивели в казарме,
Вздорожали хлеб и мясо,
Нет ни кислых щей, ни кваса,
Лишь селедкой тухлой мучат,
Не муштруют и не учат.
Взвился красный флаг новинкой,
Не сшибешь его дубинкой.

Встал народ, жесток и злобен,
Бурям гул его подобен,
Встали дети и отцы —
        — Бей палаты! Жги дворцы!

                16.
Мир хижинам. Дворцам война.
Призывы грозные звучали,
И ярко красные сверкали
Над бунтарями знамена.

                17.
Бегут. Дерутся. Давят. Душат...
Кто полугол, кто босиком —
Своя — своих прикладом глушат,
Толкают с моста, бьют штыком...
Глаза на лоб... Отверсты пасти...
Утеряна рассудка нить —
И нет такой на свете власти
Безумный бег остановить.
        Вот пулемет стрекочет с тыла:
Та-та-та-та, та-та-та-та...
И косит их. Боязни сила
У стада смерти отнята.
Глаза и лица дико тупы, Звериный вой... Открытый рот...
Чрез окровавленные трупы
Бежит и валится народ.
        Бараньем стадом в страхе мчатся,
Бегут, цепляются, ползут.
Ряды израненных ложатся,
Их топчут, в их крови бегут.
        Вот берег. Грозная стремнина,
В гранит одетая река —
Им все равно. Им все равнина.
Безумья властная рука
Бросает их — и вереницей
Стихийно к пропасти спешат,
И, как подстреленная птица,
Стремглав, рядами вниз, летят.

                18.
Топот. Шопот.
Шопот. Топот.
Ропот. Рокот.
Рокот. Ропот.
        Рокот толпы —
        Тяжки стопы...
                Красное зарево...
                        Марево...
                Зарево...
Трата... та... та...
        Бах... Бах...
Трата... та... та...

                Ползущий страх,
                Летящий гнев...
                Стоустый рев...
        Трата... та... та...
                Рокот. Ропот...
                        Ночь темна.
                                Тишина...
                                        Шопот.

                19.
Груды трупов обнаженных...
Лужи крови на земле,
Патрулей вооруженных
Тени движутся во мгле.

                20.
Мчатся тучи. Бьются бесы...
Кровянист туман белесый...

                21.
Во дворцах то сил не взвесили
И упал разбитый трон —
По пяти два раза весили
Не повесишь миллион.

                22.
На шумных фабриках все корпуса закрыты,
Из красных труб не вьется лентой дым,
Станки, живые так недавно, позабыты.
Ничья рука не прикоснется к ним.
Не светят по ночам мерцающие окна,
Не отражаются огни в струях реки.
И пряжи шелковистые волокна
Не свяжут в ткань живые челноки.
Замолкло все. Как мертвые руины,
Уныло корпуса замершие стоят
И высоко над ними трубы-исполины
Безжизненно молчат.

                23.
Холодные, голодные.
Бродячие. Безродные.
        Селитесь по дворцам!
Руками конопатыми
Разделайтесь с богатыми!
        Дворцы и деньги вам!

                24.
Как клич им этот кликнули
Так в миг его проникнули
        — Затея хороша.
Гогочут. Раскозырились.
Карманы отпузырились,
        Где не было гроша.

                25.
Дрожит и стонет край родной
И шквал несется над страной.

                26.
Злобны лица, хохот, скрежет...
Сын отца, брат брата режет,
Стонет воздух, камень стонет,
А в трясинах вновь хоронят
Сотни, тысячи убитых,
Не одетых, не омытых,
И богатых, и безродных,
И голодных... Все голодных.

                27.
...Умолкли дети, не кричат.
Как плети опустились руки.
И только взгляды говорят,
Как голода ужасны муки...
..........................................
Никто не йдет. Кого и ждать?
Замолкла всюду речь людская...
Тела младенцев... Рядом мать.
Без слов, без слез, полуживая...

                28.
Встает народ. Ревет и стонет.
— Мир хижинам. Дворцам война,
И главарей с престолов гонит
Страны нежданная волна.

                29.
Старый Петрополь печален,
Сила Российской земли —
Груда пловучих развалин,
Мертвый балласт — корабли.

                30.
Моста осклизлые арки,
Ржа на решетке железной,
Вмерзли промокшие барки,
Смрад и безлюдье над бездной,
Скованы черные воды
Кровью облитым гранитом
Флаги борьбы и свободы
Рдеют над храмом разбитым.
Прошлое скрыто глубоко.
Кто на вопросы ответит?
Моста фонарь одинокий
Путь никому не осветит.

                31.
Кой где люди-звери рыщут
Хоть собаки дохлой ищут.

                32.
Зычен крик толпы победной
Скачет в дебри Всадник Медный,
        Весь окутанный дымком...
                Выстрелы кругом.
Пал, огромный
        Тихо тонет...
                Кто-то стонет
                        В бездне темной...
Смолкло. Тихо. От него
        Не осталось ничего.
                Под землей
                        Мрак немой.

                33.
Мчатся тучи. Вьются бесы,
Посветлел туман белесый.


Поэма "Петербург" была издана в 1922 году издательством "Берендеи".


Tags: гиляровский владимир алексеевич, санкт-петербург
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments